• Тренер Татьяна Покровская: «Спортивный шпионаж всегда был и будет»

Тренер Татьяна Покровская: «Спортивный шпионаж всегда был и будет»

Тренер Татьяна Покровская: «Спортивный шпионаж всегда был и будет»На чемпионате по водным видам спорта наши синхронистки снова вылавливают «золото» мира.

О том, чего на самом деле стоит это «золото», рассказывает их главный тренер Татьяна Покровская:

— Успех приходит, только если люди по-настоящему вкалывают. Понятно, что любая завоёванная медаль — это совокупность факторов, но основополагающий — твоя работа. И надо сказать, что у нас все — спортсменки, тренеры в сборной и на местах, медики и т. д. — самоотверженные трудяги, способные не просто выполнить поставленную задачу, но и подойти к ней творчески.

Вы хотите спросить меня: а что, в других странах мало работают? Конечно, работают. По­этому расслабляться нельзя ни на минуту. Пока мы — сильнейшие. Даст бог, и дальше так будет. 

Дмитрий Гранцев, «АиФ»: Известно, что китайцы и японцы, которые сейчас дышат в затылок нашей команде, снимали в своё время на камеры ваши тренировки.

Татьяна Покровская: Это обычный спортивный шпионаж — технология, которая всегда была и будет. Мы не очень интересуемся, кто и что у нас позаимствовал. Как показывает практика, никакая копия не сможет сравниться с оригиналом.

— Как думаете, атака Всемирного антидопингового агентства на российский спорт постепенно сходит на нет? Ведь новостей о пробирках и дисквалификациях этим летом почти не слышно.

— Не думаю, что Россию оставили в покое. Прессинг нашего спорта будет продолжаться до тех пор, пока не поменяется международная политическая обстановка. Хотя, конечно, хочется, чтобы всё это закончилось. Чтобы чистые спортсмены — те же «без вины виноватые» паралимпийцы — смогли вернуться к делу своей жизни.

«Вы к кому пришли?»

— Татьяна Николаевна, только у вас и Ирины Винер есть награда «Герой Труда России». А что же наши тренеры-мужчины? Нет среди них достойных этого звания?

— Значит, мужчины ещё не заслужили. Значит, надо им ещё поработать немножечко. И вообще мне кажется, что женщины поответственнее мужчин во многих вопросах будут. (Смеётся.) Но если серьёзно, то это вопрос не ко мне, я медали не раздаю. Моё мнение: есть у нас тренеры-мужчины, достойные самых высоких наград.

— Ирина Винер любит говорить своим гимнасткам: «Спустилась с золотого пьедестала — ты никто и звать никак». Согласны с ней?

— Стоп! Вы к кому пришли? К Винер-Усмановой или к Покровской? Я такого спортсменкам никогда не скажу 

— При этом я помню, как вы однажды отчитывали одну из девочек: «Я бы тебе не доверила мыть полы у себя на кухне». Не жестковато ли?

— Да, я тренер жёсткий. А вы думаете, великий Анатолий Тарасов своих ребят по голов­ке гладил? Когда речь идёт о серьёзной работе, не всегда получается подбирать выражения. Но у нас, как в семье, на такие мелочи внимания не обращают. В команде все девочки умные, прекрасно понимают, что всё делается ради общего успеха.

— Я наблюдал за одной из тренировок перед этим чемпионатом. Вы семь раз сказали «ужасно» и три раза «прекрасно». Покровскую вообще удовлетворить реально?

— Я вытрясаю из спортсменок всё, что можно и что нель­зя, потому как мне всегда кажется: вот раньше всё удавалось, а сейчас это не получается, то не получается. (Смеётся.)

«Работа меня спасла»

— Писали, что несколько лет назад вы хотели уйти с поста главного тренера.

— Где это вы такое вычитали? Даже близко в мыслях не было. Если силы есть, почему не работать? Тем более что синхронное плавание — это моя жизнь. И работа меня спасала. Только она может по-настоящему вылечить.

— Речь, наверное, о программе «Мольба», с которой команда выступала на последней Олимпиаде и которая связана с трагедией вашей семьи...

— Мне тяжело говорить об этом. (У Татьяны Николаевны в один год умерли муж и 15-летняя внучка. «Когда это случилось, я думала, что на этом всё и закончилось. Думала, что никогда больше ничего не создам. Но потом мне в голову пришла эта молитва, эта «Мольба», — рассказывала она в Рио. — Ред.) Это невероятно сложная в техническом, но, главное, в эмоциональном плане программа. Чтобы исполнить, её надо прочувствовать.

— Как вам кажется, если ваша спортсменка влюблена, это на пользу результатам или во вред?

— Знаете, я слишком занята, чтобы интересоваться личной жизнью спортсменок, выяснять, у кого какой роман. Да и потом я по природе своей нелюбопытна. Конечно, когда девушки приглашают меня на свои свадьбы, я радуюсь тому, что у них всё сложилось. Но всё же главное для меня, чтобы они и их родные были здоровы. Когда у одной из моих спортсменок тяжело заболела мама, это было ужасно. Как мы все за неё переживали!

— Ваши девочки бросают вас в воду, когда отмечают победы. При этом вы сами признавались, что некомфортно чувствуете себя в бассейне. Так, может, запретить им так с вами поступать?

— Конечно, мне это не очень нравится. Вылезаешь потом из бассейна и ходишь как мокрая курица. Но раз есть такая традиция, то приходится её с­облюдать.

Источник